ОБРЕМЕНЕННЫЕ…

03 Мая, 12:00
2635
5
ОБРЕМЕНЕННЫЕ…

- багажом незаслуженных премий, не заработанными трудом и талантом, тягой к посредственности, к серости, к пошлости, к утверждению вымышленных авторитетов -

Меня ранее не интересовала ни литературная критика, ни литературная публицистика. Но в связи с печальной картиной состояния современной русской литературы пришлось взяться за эту работу, чтобы осмыслить причины упадка национальной словесности. Самое тяжкое в этой работе – прочтение сочинений признанных в стране литераторов, но оно же и самое шокирующее. Честно говоря, я не ожидал, что так все ужасно! Как такие серые, никчемные авторы получают высокие премии, как они беспардонно осмелились «управлять» литературным процессом, неоправданно, совершенно незаслуженно присвоили себе роль лидеров современной литературы. Вы, дамы и господа, категорически не заслуживаете этого! Начну с Сергея Чупринина, с 1993 года оккупировавшего должность главного редактора журнала «Знамя». На мой взгляд, совершенно никчемная и вредоносная личность на ниве литературы. По присуждению ему премии «Просветитель» в номинации «Гуманитарные науки» я взял это сочинение С. Чупринина «Оттепель. События. Март 1953–август 1968 года» для анализа. С большим трудом осилил его. Работа Чуприниным проделана большая, но необходимо заметить, что трудолюбием в писательском деле не хвастаются, оно не равноценно художественному мастерству, таланту формулировать философские мысли и находить нужные слова.

Предлагаю читателям свою статью на этот труд. Исхожу из того, что я имею полное право иронизировать над творчеством этого и других авторов. Я долго молчал, но сегодня у меня возникло желание каждому воздать по заслугам. Если цивилизация полагается на огромную интеллектуальную силу литературы, то ее нельзя подменять посредственностью. Ведь ничто не может столь сильно скомпрометировать автора, как публикация никчемного сочинения или вредоносная деятельность на ниве культуры.

Во второй статье я опубликую статью на еще одного «мастера» письма – Леонида Юзефовича. Никакого блеска мысли, слова, сюжета в его сочинительстве нет, а он тоже лауреат многих национальных премий. Но самое возмутительное, что так называемая «культурная» публика, а ее в стране немало, тоже считает его «мэтром современной литературы».

Рекомендую прочесть мои работы об Ирине Прохоровой, главном редакторе «Нового литературного обозрения», – даме, негативно влияющей на национальный литературный процесс. Далее, о новой «писательнице» многотиражных изданий, полных тюремной матерщины Ольги Погодиной-Кузьминой, о деятельности главного редактора издательства «Эксмо». О Галине Юзефович, бойкой даме, мнящей себя критиком и преподавателем литературы.

Именно эта орава «писателей» и «литературных критиков», заботящихся лишь о своей важности и собственном престиже, погруженных в значимость своего самомнения, с нахальным убеждением убивает читательский вкус, опускает, разрушает уровень национальной литературы. Писателей в стране более десяти тысяч, а литературы нет! Почему? Потому что ею управляет случайная для этого истинно художественного, философского творчества публика и бизнес-сообщество под руководством В. Григорьева, М. Швыдкого и их партнеров по бизнесу.

Признаю за собой право нравственного презрения к этим двум неприятным личностям. Правда в сознании застряли и другие несколько фамилий, но о них позже.

А почему нет иного общественного мнения, мнения академического сообщества? В стране многие десятки авторитетных докторов, профессоров словесности. Надеюсь, после моих публикаций и они скажут свое слово!

ЛИТЕРАТУРНЫЙ БУХГАЛТЕР

- статья первая из цикла "Обремененные"…

«Литературовед, литературный критик, доктор филологических наук и публицист», а по мне литературный бухгалтер Сергей Чупринин и его книжка «Оттепель. События. Март 1953-август 1968» «совместил» события политической и культурной жизни. Предисловием свой труд автор не снабдил – а потому я не смог узнать, какими принципами он руководствовался при работе над своей книгой. Эту работу он, как нынче принято, возложил на читателя. Так что же я тут вижу?

Это хроника – без всякой попытки анализа. События просто перечисляются, к некоторым подбираются цитаты из разных источников, иногда дополняющие или корректирующие друг друга.

Автор делит использованные источники на «документы» и «свидетельства». Однако, явно он не ставит перед собой задачи дать исчерпывающий список ни первого типа источников, ни второго. Между тем, такая полнота в рамках поставленной задачи (её автор никак не формулирует) является мерилом успеха подобных проектов. В качестве примера можно упомянуть антологию «Взыскующие града», над которой работает В.И. Кейдан с 1997 года[1]. Это собрание эго-документов, представляющих «континуум философских, политических и культурных идей и личных откровений» ведущих российских авторов, работавших в русле религиозной философии с 1829 по 1923 год. Несмотря на столь широкий охват, Кейдан сумел вычленить сквозные темы, волновавшие российских философов, и убедительно продемонстрировал их эволюцию.

Позиция С. Чупринина так лапидарно выражена, что читатель вынужден все время гадать: почему то или иное событие описывается подробно, а другое – нет? Либо это вызвано отсутствием источников, незначительностью события либо, наоборот, очевидной значимостью, не требующей комментариев. Также не ясно, почему событие сопровождается именно таким, а не другим комментирующим текстом. Не говоря уже о главном – почему выбрано именно это, а не иное событие, это, а не иное произведение. К примеру, в 1960 году в ходе антирелигиозной кампании было снято два резонансных (и, кстати, обладающих несомненной художественной ценностью) фильма: «Тучи над Борском» (реж. Василий Ордынский) и «Чудотворная» (реж. Владимир Скуйбин). Остаётся неясным, почему «Чудотворная» включена в годовой список избранных фильмов, а «Тучи…» нет.

Вопросов к автору чрезвычайно много. Он принципиально не обращается к архивам и интернет-сайтам, выкладывающим подборки документов. Он сосредоточен исключительно на печатных источниках. С точки зрения полноты освещения выбранного периода это огромный недостаток, который существенно снижает значимость работы.

Скажем, автор включил в список «свидетельств» книгу Анатолия Сергеевича Черняева «Моя жизнь и мое время», выпущенную в 1995 году издательством «Международные отношения». Черняев был помощником М.С. Горбачева, долгие годы работал в международном отделе ЦК КПСС и вёл записи, являющиеся уникальным (хотя, разумеется, нуждающимся в критическом отношении) источником, освещающим многие теневые стороны партийной и государственной политики, борьбу за власть среди номенклатурных кланов и т.д. Судя по контексту изложения С. Чупринин пользовался именно этим изданием (которое является избранными страницами дневников), хотя ни разу не ссылается на него в самом тексте. В то же время, он проигнорировал расширенное издание дневников Черняева, которое было предпринято издательством «РОССПЭН» в 2008-м (переизд.: 2010). Не говоря о том, что он проигнорировал сами оригиналы дневников, которые давно оцифрованы и выложены на сайт «Архива национальной безопасности» (nsarchive.gwu.ed), действующем под эгидой американского Университета им. Дж. Вашингтона (The George Washington University). Русскоязычная коллекция «Архива национальной безопасности» насчитывает около 18 тысяч документов, регулярно пополняемых и выкладываемых в сеть. Эта коллекция является обязательной к ознакомлению для любого историка, изучающего период холодной войны. В общем, электронные базы документов российских архивов С.Чупринина совсем не интересовали или не хватило опыта и ума в них заглянуть.

Вот и размышляешь: что перед тобой за труд такой странный? И не научный, и не художественный, и ничуть не энциклопедический. Беспомощная работа третьекурсника? Автор набрал «фактов» и «событий» в советской истории Москвы и Ленинграда, а жизнь республик, других областей обширной страны как-то предъявил настолько бессистемно и фрагментарно, что лучше бы этого и не делал. Если «исследователя» с докторской степенью не интересуют никакие печатные источники, кроме центральных, и он счастливо эксплуатирует чужой труд – предшественников, собиравших материалы, – то искренне не понимаешь, почему надо читать Чупринина, а не того автора, кто сам собирал материал в краевых и прочих источниках?

Составитель «Оттепели» возвращает источники, фигурально выражаясь, к первозданному хаосу, в «неотрефлексированное» состояние. Налицо источниковедческая редукция, явление, которое может быть оправдано лишь аргументированными возражениями против историографии прошлого и альтернативными анализом, классификацией и т.д. Ничего этого в книге нет, а единственным авторским ходом служит голая хронология, но в ней также нет ничего нового или сенсационного.

В его работе произведён лишь перечень событий, излагаемых С. Чуприниным без пояснений. Возникает вопрос: кто является читателем данной книги? Если она предназначена для специалистов, то большинство из перечисленных автором фактов и событий (травля Б.Л. Пастернака, мытарства А.И. Солженицына, суд и общественная защита И.А. Бродского, разгон выставки авангардистов в Манеже и т.д.), хорошо известны, более того – изучены и освещены подробно с разных сторон. Если же хроника предназначена для массового читателя, то она нуждается в пространной вступительной статье, где бы события ранжировались хотя бы по формальному признаку. В том виде, в котором она существует, книга выглядит как механическое нагромождение фактов, ведь сознанию трудно одновременно удерживать несколько культурных или политических «сюжетов», следуя от года к году. С одной стороны, автор вроде бы понимает, что событие не равнозначно календарной дате, а существует в истории как реализация заложенного в нём потенциала, но для этого необходимо вычленение событийных стадий, связность изложения. Но и это важное требование в работе отсутствует. Подбор тех или иных событий, точнее, их отсутствие или недостаточная освещённость вызывает недоумение. Кто автор? Недоучка? Скорее всего!

Скажем, С. Чупринин вроде бы уделяет много внимания литературному процессу в стране. Но практически ничего не сообщает о советской фантастике этого периода, когда происходили бурные дискуссии о «ближнем» и «дальнем прицеле», стали активно публиковаться многие авторы, вошедшие в её золотой фонд, а не только А.Н. и Б.Н. Стругацкие и И.А. Ефремов. Вне поля зрения автора осталась «Гриада» А.Л. Колпакова, вызвавшая бурный резонанс в самых широких слоях читателей, публикация двух первых частей романа «Люди как боги» С.А. Снегова, произведения И.С. Варшавского, А.Г. Громовой, А.П. Казанцева, Г.С. Мартынова, В.Д. Михайлова, М.Т. Емцева и Е.И. Парнова, А.Л. Полещука… Составитель умудрился не заметить два выдающихся советских фильма в жанре кинофантастики: «Планета бурь» (1962) и «Его звали Роберт» (1967), которые достойны внимания хотя бы в силу редкости данного жанра для отечественного экрана. Даже касаясь Ефремова, автор проигнорировал начало публикации его романа «Час быка» в «Технике – молодёжи» (1968). А ведь это произведение следовало бы упомянуть в связи со сворачиванием «оттепели».

Впрочем, отсутствие «Часа быка» среди литературного обзора 1968 года вполне объяснимо: автор ориентировался на содержание «толстых» литературных журналов, проходя мимо научно-популярной периодики. Он ни слова не пишет о расширении спектра периодики для детей и юношества в середине 1950-х годов: «Весёлых картинках» (1956), «Юном технике» (1956), возобновлении издания «Юного натуралиста» (с 1956) и т.д. Мимо автора прошли такие важные явления в советской периодике как флуктуация тем в журналах «Вокруг света», «Наука и жизнь», «Знание – сила», связанные с расширением сфер, вызывающих интерес в советском обществе. В число этих новых сфер входили научные открытия, касающиеся непосредственно человека, а не только «народного хозяйства» (как в период сталинизма), экология, туризм, психология.

С.Чупринин проигнорировал начало издания альманахов «Мир приключений» («Детгиз» с 1955), «На суше и на море» (с 1960 – «Географгиз», «Мысль»), а также самого «дефицитного» подписного издания в Советском Союзе – приложения к журналу «Вокруг света» - альманаха «Искатель» (с 1961). Подобные издания формировали новое отношение к развлекательной стороне массовой культуры. Никак не освещена советская мультипликация и процессы, имевшие место в этом киножанре. Напомним, что на рубеже 1960-х в советской мультипликации произошёл стилевой перелом, с 1953-го возобновлён выпуск кукольных мультфильмов, появляется телевизионный формат, молодые мультипликаторы много экспериментируют, а советские анимационные ленты именно в 1960-е начинают регулярно премироваться на международных кинофестивалях.

Множество выдающихся, как сегодня выразились бы «культовых», республиканских писателей и кинематографистов прошли мимо внимания С. Чупринина. Похоже, он уделил внимание лишь авторам, чьи произведения переводились на русский язык. Но даже в этом случае, стоило хотя бы упомянуть прозу А. Нурпеисова и К. Гамсахурдиа, поэзию П. Севака, Айбека, Уйгуна и целый ряд других республиканских писателей, чьё творчество имело общесоюзный резонанс. Очень бегло освещена антирелигиозная кампания. Так что право, трудно понять, за какие заслуги С.Чупринин восседает в Попечительском совете Патриаршей премии?

Практически не затронута тема философии. По одному разу (в связи со второстепенными вопросами) упомянуты А.Ф. Лосев и М.К. Мамардашвили. Университетское образование интересует автора только в связи с эксцессами, он далёк от мысли, что сознание будущей интеллигенции формируется конкретным профессорским составом, содержанием лекционных курсов и семинаров. Мимо автора прошло открытие для широкой общественности берестяных грамот и другие, получившие резонанс археологические открытия 1950-1960-х годов. Из событий, отдалённо соответствующих этой сфере, упомянута лишь дискуссия вокруг «Слова о полку Игореве», сопротивление сносу некоторых зданий в Москве. Этот список «незамеченных», но значимых событий можно дополнять ещё и ещё раз.

Поразительно, но даже такой первостепенный вопрос как строительство не отражён в хронологии. Упомянув «Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», подвергшее суровой критике весь «сталинский» архитектурный стиль» под 1955 годом, С. Чупринин тут же прерывает отслеживание данного сюжета. А ведь значимость роста жилищного фонда на 80% в течение 1956-1964 гг. для советских людей переоценить невозможно. Эта тенденция вела к радикальному изменению среды обитания в масштабах целой страны.

Сегодня, когда история, филология и антропология перешли уже на другую ступень развития, эта хроника, составленная С. Чуприниным, выглядит устаревшей по всем параметрам. Думаю, нет смысла продолжать критику данного собрания фактов.

У С. Чупринина, похоже, не было никакой задачи рассказать об «оттепели» всерьез, посмотрев свежим взглядом? С начала 2000-х годов он усиленно лепит словари-справочники. В 2002 году – «Новая Россия: мир литературы»; в 2003 – «Русская литература сегодня: путеводитель»; 2007 – «Жизнь по понятиям: русская литература сегодня»; 2007 – «Русская литература сегодня: большой путеводитель»; 2008 – «Зарубежье: русская литература сегодня: [словарь)»; 2009 – «Русская литература сегодня: новый путеводитель»; 2012 – «Русская литература сегодня: малая литературная энциклопедия».

Набив руку на больших и малых «путеводителях», качество которых лучше не комментировать, он нещадно эксплуатирует найденную жилу «словаря». Этот автор в «Оттепели» не смог сделать ничего иного, кроме демонстрации бухгалтерского подхода к сложным явлениям в русской словесности.

Вас, читатель, не удивляет, что за такой посредственный «труд» С.И. Чупринин получил премию «Просветитель» 2020 года?! Меня шокирует! Еще одно доказательство, что в стране, особенно в мире культуры, премии и качество – две вещи несовместные.

В звучании научного звания «доктор наук» всегда присутствует понятия академического эксперта. А ознакомившись с вашими «трудами» могу официально заявить: вы нарисованная бюрократами личность мелкого чиновника, а не человек, из уважаемого литературного сообщества.

Что сказать о членах жюри? Позор, господа! Приведу их высокие имена, чтобы соотечественники знали таких «мудрых, сердобольных, заинтересованных экспертов» -

Председатель жюри – Олег Хархордин, др. философии, проф. ф-та политических наук Европейского университета в С-Петербурге. Евгений Бунимович – поэт, математик, заслуженный учитель РФ, депутат Московской гор. Думы. Борис Зимин – бизнесмен. Дмитрий Зимин – др. тех. наук, основатель компании «Вымпелком» («Билайн»), учредитель премии «Просветитель». Александр Марков – др. биологических наук, зав. кафедрой МГУ им. Ломоносова. Елена Осокина – др. ист. наук, лауреат премии «Просветитель» (2019). Петр Талантов – лауреат премии «Просветитель» 2019 г., врач и маркетолог.

В России столько замечательных авторов гуманитарных исследований, а кого выбираете вы?

Предлагаю читателям воспринимать частную премию «Просветитель» в новой редакции - «Личное мнение г-на Д. Зимина»

[1] Выход был начат в издательстве «Языки русской культуры», а затем продолжен в издательстве Модеста Колерова.

Потёмкин Александр Петрович

Писатель, доктор экономических наук
государственный советник налоговой службы II ранга

Комментарии: 5
  • Гость 3 дня назад | Изменено

    Может быть, автор прав, не могу судить... О С. Чупринине знаю, но ничего не читала. А вот с произведениями автора статьи с удовольствием познакомлюсь, если найду. Уважаю людей, имеющих собственное мнение отличное от других. Уже одно это привлекает!

  • Гость 6 дней назад | Изменено

    Сколько людей, столько и мнений! Много полезной информации получила и во многом согласна... В стране действительно бардак, а критика не всегда плохо. Так что поддерживаю, стоит ещё о многом поразмышлять. Мои аплодисменты...

  • Гость 1 неделя назад | Изменено

    Страна воистину в беде, когда кроме советника госслужбы некому замолвить слова о бедной литературе русской) Я полностью с Вами согласна, уважаемый Александр Петрович, положение печальное. Но сражаясь с мельницами, не стоит ими становиться. Я бы с гораздо бОльшим удовольствием почитала Ваши произведения О, нежели "статьи НА". Простите, очень резанул предлог)

Присоединиться к проекту