Русские особенности или Русская судьба: «КАБАЛА»

24 Мар, 11:00
874
Русские особенности или Русская судьба: «КАБАЛА»

Принято считать, что существует некий непреодолимый барьер между «серьезной» литературой и литературой популярной, и преодолеть его нельзя. Роман, пользующийся успехом у масс, вряд ли будет прочитываться так же, как глубокомысленный литературный труд. Впрочем, в пеструю нынешнюю эпоху эта идея уже слишком формальна и несовременна, особенно когда дело касается чтения русских романов. «Кабала», работа А. Потемкина, произведение, принадлежащее как раз такой эпохе. Степень доктора экономических наук, долгая писательская карьера и вовлеченность в коммерцию дали Александру Потемкину достаточно серьезный опыт познания русского общества. Вне зависимости от того, было ли у него намерение приблизиться к массовым романам при написании своих произведений, ясно одно – собственное понимание России и ее общественного строя легло в основу этого сочинения. Именно поэтому «Кабала» (даже если ее рассматривать как роман для масс) отображает характерную для русских романов проблему самосознания, которая размывает негласный барьер между популярной и «серьезной» литературой. Всё еще непонятно – преимущество это или недостаток, но эта проблема оставила сильный отпечаток на всей русской литературе и легла в ее основу.

«Кабала» повествует об иллюзиях наркомана. Находясь в опьянении опиумом, Парфенчиков, главный герой, проходит сквозь череду духовных скитаний. Эта сюжетная линия сама по себе эффектна, в русской литературе существуют образы пьяниц, но никто еще не писал о наркоманах. Во всяком случае, на мой взгляд, даже на задворках европейской литературы не было ни одного произведения, которое рассказывало бы о душевном состоянии наркозависимого так точно и необычно.

Вообще, описание наркотического опьянения – эстетическая задача для А. Потемкина, сложность которой раскрывается в двух областях: во-первых, автор должен рассказать об этом в соответствии с принципами эстетики, чтобы избежать нивелирования общественных моральных принципов; с другой стороны, подобное описание должно быть довольно правдоподобным, чтобы люди смогли прочувствовать особенность наркотического опьянения и его отличие от алкогольного, к примеру. Другими словами, дать читателям убедиться в осмысленности авторского выбора. Важность первой области очевидно ясна. Наркотики – довольно деликатная тема, которая легко переходит границы общественной морали. Это настоящее испытание для автора, так ярко описывать странные мысли опийного наркомана, и при этом не создавать впечатления намеренного преувеличения наркотического эффекта или отрицания проблемы наркозависимости. Я полагаю, что после знакомства с этим романом, читатели всем сердцем проникнутся деликатностью автора. И я поистине верю, что он не имеет намерения оправдать применение наркотиков. Он лишь пытается описать свое уникальное видение современных россиян и общественности, используя тему наркозависимости. Как мы говорили ранее, жизненно важным для автора оказывается тот факт, сможет ли роман найти расположение к себе в читательских глазах.

С одной стороны, автор изображает осторожно и четко психологическое состояние наркозависимости главного героя, артистично описывая эффект «отстранения», профессионально используя умение искажать, фанатичность, изменения хода изложения и даже «монтаж» действия, чтобы представить ненормальную психологию наркомана, поэтому читатели могут найти текст чересчур отстраненным; с другой стороны, читатели могут различить ясно, что душевное состояние главного героя – всего лишь иллюзия после принятия опиума, а не состояние наркозависимости. Это чувство реальности убеждает в достоверности романа, создавая воображение, странную атмосферу, построенную мастерски автором «действительность».

Именно особое описание выдуманного мира воздействия наркотиков после употребления опиума выводит «Кабалу» на линию романа особого стиля. Читая эту книгу, вы будете искренне удивлены скоростью мысли автора и поглощены выдуманным миром, воспроизведенным в его работе, насладитесь эстетической шоковой волной, образованной его свободными выражениями. Русские писатели остаются русскими писателями. Для Александра Потемкина важной миссией видится показать портреты различных людей в современной российской общественности и увидеть насквозь характер русских людей и загадку судьбы России. И эта миссия – то великое пространство, которое дает тексту возможность находиться между популярным романом и чистой литературой. Другими словами, авторский взгляд на сущность характеров и судеб в России придает большой вес этому произведению и особый смысл, заслуживающий внимания.

В романе, возникающий в иллюзии Парфенчикова профессор, увлекает его в эксперимент, способный изменить расовый ген, и произносит замечательные слова:

"Буйство воспаленного сознания — главнейший двигатель развития человечества, и у русских эта особенность выражена наиболее ярко. Непомерная страсть к предмету обожания или вдохновения не имеет себе равных в других этносах, ведь поэтому мы так легко и самозабвенно создаем себе идолов. Мы воспринимаем искусно подброшенную ложь, лубочный миф, как самое истинное событие, потому что живем чаще внутри себя, чем снаружи. Самоотверженность и бесстрашие русских воспеты в веках и занесены на скрижали мировой цивилизации. Столько гениев, сколько дала мировой культуре Россия, пожалуй, не насчитает ни одна нация". Эти слова равносильны описанию автором самого себя. Тот, кто понимает историю становления российской идеологии в XIX веке и трагические процессы, которые произошли в России в XX веке, согласятся с этими выводами. Несомненно, это та часть русской природы – отстраниться от утопии и надеяться с максимальной отдачей и преданностью – что приводит русских к крайним физическим и ментальным бедствиям. Это трагедия русской нации и русского характера, в которой настолько неестественно сплетается священное мученичество и дьявольская дикость.

Автор схватывает эту черту и разоблачает ее в своем описании. Аккуратно создает подтекст. К примеру «Но едва он успел допить каберне, как страстное желание изменить мир обрело реальное выражение. Энергия потребительства путем какого-то тайного фотосинтеза обернулась в русском человеке маниакальной тягой к духовности». Конечно, надежда на выдуманный мир – это особенность русской нации. Похожие примеры мы найдем повсюду в романе.

В этой книге описание политической власти и коррупции ужасающе. Но автор не останавливается на разоблачении пороков общества. Краткое определение будет более верным: «… Впрочем, весь русский капитализм возник на рейдерстве. На чем другом он мог появиться, если перед приватизацией гигантской государственной собственности у каждого гражданина страны был лишь дырявый карман да пустой желудок?» Очевидно, автор возвращается во времена перестройки экономического рынка, ознаменовавшегося «шоковой терапией», после развала СССР и рассказывает, что Россия не пошла по правильному пути, а нашла путь развития капитализма, несмотря на веками складывающийся тоталитаризм.

Российская история оставляет впечатление череды абсурдных событий, не имеющих альтернатив. Несомненно, что в названии романа – "Кабала" заложен сильный смысл. В наш век никто не может быть ведом судьбой, это тот век, когда никакое правительство или отдельная личность не может контролировать судьбу России. Однако по-прежнему доля русского человека – быть ведомым. Это подразумевается и в коротком эпилоге романа. Единственная героиня, которая там упомянута – Екатерина Лоскуткина, своим поступком как будто подчеркивает заглавие книги. Под воздействием опиума она начинает рискованное путешествие в Москву и судьба ее предопределена.

Донг Ксиао
профессор университета Нанджинг, Китай

Книги Александра Потёмкина вы можете приобрести в интернет-магазине www.ozon.ru

Комментарии: 0
  • Ваш комментарий будет первым

Присоединиться к проекту